«100 миллионов за реванш с Конором? Слово «реванш» уберите». Отец Хабиба ставит условие

18 января на турнире UFC 246 Конор Макгрегор за 40 секунд избил Дональда Серроне, одержав таким образом первую с 2016 года победу в октагоне. Ирландец нанёс сопернику 19 безответных (!) ударов, выглядел собранным, агрессивным и точным, а сразу после боя принялся бросать вызовы главным бойцам полусреднего дивизиона Хорхе Масвидалю и Камару Усману.

Нет сомнений, что в UFC готовы с ходу порадовать своего воспрянувшего духом любимчика встречей с любым из двух обладателей пояса категории до 77 кг. Вот только фанатов MMA, похоже, интересует совсем иной вариант будущего для Макгрегора. Все хотят увидеть реванш Конора с Хабибом Нурмагомедовым, уверенно победившим его в первой встрече 6 октября 2018 года. Президент UFC Дэна Уайт уверен, что повторный бой между главными звёздами лёгкого веса может стать крупнейшим и самым кассовым событием в истории боевого спорта. Однако похоже, что функционеру придётся расстаться с очень крупной суммой, чтобы убедить одну из сторон принять участие в мегафайте.

«Нам тоже нужен реванш с Конором, только дайте $ 100 млн. На следующий день после боя с Фергюсоном дайте эту сумму — и почему бы не провести реванш? Не знаю, может Дэна Уайт захочет организовать, раз ему нужен этот бой», — сказал «Р-Спорт» отец и тренер Хабиба Абдулманап Нурмагомедов в день последней победы Макгрегора, 18 января.

«Чемпионат» связался с известным специалистом, что понять, насколько серьёзен был Абдулманап, когда называл такую сумму, а заодно узнать экспертное мнение Нурмагомедова-старшего о многочисленных разговорах о характере боя Макгрегор — Серроне. Многие уверены, что мейн ивент UFC 246 был договорняком.

— По поводу 100 миллионов долларов за реванш Хабиба с Макгрегором — вы говорили серьёзно?
— Я хочу, чтобы с Макгрегором дрался Ислам Махачев. За любые деньги. Хоть бесплатно – мы его уроним.

— Но если всё же предложат 100 миллионов за реванш – согласитесь? Конору в UFC не пожалели 80 за последний бой.
— Давайте сперва дождёмся апреля. Вы знаете, с кем дерётся Хабиб 18-го числа?

— Конечно. С Тони Фергюсоном.
— Молодец! Всё знаете. А то — не дойдя до речки, снимаем обувь. Зачем так? Самый главный бой в UFC – Хабиба с Тони Фергюсоном. Один из самых крупных в истории и долгожданных для фанатов. У обоих по 12 побед в UFC — лучшие бойцы! При чём тут Конор?! Мы говорим о нём, потому что, видимо, вам это интересно, но самый главный бой столетия – Хабиб против Тони.

— Макгрегор выступал накануне, потому его все и обсуждают. В частности, подозревают, что его поединок с Дональдом Серроне был договорным.
— А разве вы не подозреваете?

— Сложно сказать. Для таких выводов нужно быть действительно большим экспертом.
— Всё вы понимаете, ещё и лучше, чем я. Это не бой, это – муляж! Мы видели раньше, как на самом деле дерётся Серроне.

— В своё время вы довольно точно описывали бой Макгрегора с Альваресом, про который многие говорили нечто подобное. Что не так с поединком Конор – Ковбой?
— Это даже не было похоже на бой. UFC надо было вернуть Конора. А за счёт чего? Нужна была победа. А самое главное – с чего мы должны давать ему реванш? Чемпион соглашается на реванш, когда соперник даёт ему тяжёлый бой или выигрывает. А здесь не было даже пяти раундов, когда судьи определяли победителя.

Если бы боковые отдали Хабибу победу, например, раздельным решением – это другой разговор. Но первый бой даже не дошёл до решения, в нём Конора уронили, полностью доминировали над ним, а потом человек сдался. О чём тут вообще говорить? Какой реванш?! Слово «реванш» уберите! Когда мы говорим о втором бое с Конором, мы как бы затмеваем действительно главный бой. Это оскорбительно и для Хабиба, и для Тони.

— Понимаю. Однако о реванше говорят уже не только в России, но и в Америке активно его обсуждают. Как и ваши слова о 100 миллионах.
— Пусть обсуждают. Без этих денег ничего не будет. Но для меня важны не деньги, а спортивная составляющая. Спортивная составляющая боя Хабиб – Тони. Только сейчас все говорят про эти суммы, не хотят бои, хотят коммерции. Что мне надо было говорить?

— Сказали бы не 100, а, допустим, 300 миллионов, как получил Мейвезер за бой с Конором.
— Да Конор не стоит этих денег. И хватит уже об этом.

— Хорошо. Как дела обстоят у Хабиба сегодня?
— Всё в порядке. Он готовится дома, а за 70 дней до боя отправится в США, в зал AKA. Сейчас нужно подкачаться хорошо, побороться на моём уровне, а потом уже — сгонка веса и ударная техника.

— К Тони Фергюсону готовились четырежды, а первый раз был в 2015 году. Тони с тех пор стал сильнее?
— Для меня важно, что Хабиб никогда не был слабее Тони. Хабиб никогда не пропускал столько ударов, он мощнее, он более атакующий и доминирующий боец. Думаю, мы закатаем Фергюсона. Но нельзя сказать, что Тони сдал за эти годы. В этом случае он бы проиграл, а такого не было.

Источник: championat.com

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.